История чудотворного образа

pics_07.pngИкона Божией Матери Козельщанская принадлежит к числу наиболее почитаемых в православном мире. Происхождение ее в точности определить невозможно. Достоверно известно только то, что эта святая икона находилась в семействе графа Капниста более полувека, до чудесного исцеления его дочери Марии на исходе ХІХ века. Семейное предание гласит, что икона эта родовая и весьма старинная.

Фамильное предание о святой иконе Божией Матери, именуемой Козельщанской, взятое из записной книги графа Капниста

Павел Иванович Козельский, умерший в 1879 году 86 лет от роду, бывший владелец деревни Козельщины, от которого имение это досталось по дарственной записи Софии Михайловне Капнист, происходил по матери своей из рода Сиромахи, из запорожцев. Сам старик Козельский не раз говорил, что один из его предков, Сиромаха, был запорожским войсковым писарем.

Награжденный землей по своему выбору, отличенный и обласканный государыней, Сиромаха, по ее желанию, был обвенчан в Петербурге с одной из ее фрейлин из какого‑то итальянского рода, фамилия которой в точности неизвестна.

В семействе Козельского всегда считали, что чтимый в настоящее время образ Божией Матери принадлежал жене Сиромахи. К этому убеждению приводит и то обстоятельство, что живопись на образе напоминает письмо итальянской школы, современной описываемому происшествию.

Икона имеет 8 вершков вышины (около 35 см — ред.) и 6 вершков ширины без рамки; с позолоченной же и эмалированной рамкой, сделанной в 1881 году после исцеления дочери графа, Марии, имеет 10 вершков вышины и 8 ширины.

Вот что пишет о ней сам граф Капнист:

«Эта икона в моем семействе, а также и в окрестностях издавна пользуется славой чудотворений. Жена моя в особенности всегда чтила икону эту, что заимствовали от нее и наши дети».

В окрестностях Козельщины сложилось поверие, что, кроме помощи в болезнях душевных и телесных, эта икона особенно помогает прибегающим к ней молодым девицам, желающим устроить свое семейное положение. При этом существовал обычай, согласно которому молящийся должен был очистить ризу на святой иконе, вытирая ее осторожно ватой или чистым полотенцем.

Вероятно, молитва при подобном обращении была услышана не единожды — риза на этой иконе была всегда очень чиста и горела, как солнце.

На иконе изображена Божия Матерь, на коленях которой покоится Предвечный Младенец, держащий в правой руке крест. В стороне от изображения стоит чаша и около нее лжица. Можно предполагать, что художник поместил около Предвечного Младенца эти изображения, желая указать на Него, как на будущего установителя Таинства Святого Причащения. Иные же, объясняя мысль рисунка, говорят, что икона написана на стих акафиста: «Радуйся, чаше, черплющая радость».