Второе рождение иконы

Бывают иконы «записанные». В советские годы хранить икону подобающим образом было практически невозможно, потому их нередко «подписывали» сверху — освежали краски. На наиболее древних образах может быть до десяти записей. Многие из них сохранились только благодаря тому, что их «записали». Список иконы Божией Матери Козельщанской, переданный в 2005 году архимандритом Елисеем (Ивановым), ныне архиепископом Изюмским и Купянским, в дар общине будущего донецкого храма в ее честь, оказался именно таким.

Об этом новые владельцы иконы — труженики Донбасса — узнали от профессиональных реставраторов.

Рассказывает художник-реставратор Сергей Леусский:

«Руководитель предприятия, к которому попала эта икона, устроил в своем офисе для нее часовню. Во время молитвы он не раз ощущал от иконы какое‑то тепло, которое никак не вязалось у него в сознании с довольно простым неискусным изображением, которое было тогда на этой иконе. Был какой‑то внутренний диссонанс.

pics_19.png
Реставрация иконы — это трудный и кропотливый процесс, требующий большого мастерства, а часто и подвига от реставратора.
Пришла мысль восстановить лик Богородицы. Но как это сделать? Мы много изучали эту икону.
Оригинальный Козельщанский образ, который мы видим на фотографиях,— весьма небольшого размера. На ней лик без реставрации, довольно темный и находится под слоем разложившегося деструктированного лака. В процессе работы нашей группой были пересмотрены многие иконы эпохи Возрождения (в этом стиле написана икона). И в соответствии с оставшимися фрагментами письма художник-реставратор восстановил изображение.
Честно говоря, поначалу не думал, что это будет так сложно. Иногда расчистка идет легко, быстро снимается верхний слой, не повреждая нижнего. Но в нашем случае были сложности, и мы понимали, что так просто, на скорую руку, этого сделать нельзя.
На иконе сверху было «записано» еще 2 слоя, и каждый нес определенные изменения к основному изображению. По бокам была чеканка, сделанная из кусочков алюминия. Верхнее изображение представляло собой своеобразную плакатную живопись, которую мог изобразить художник-оформитель, который не видел никаких церковных изображений.

Утраты были очень большие, около 50 %. Неизвестно, в чьих руках была икона и что с ней делали. Поэтому мы сделали рентгеновский снимок, и только после этого приняли решение о реставрации. У Богомладенца лик был в хорошем состоянии, руки и одежда хорошо сохранились. Больше всего пострадал лик Богородицы — сохранилась только часть лица. Икона была написана ориентировочно в конце ХІХ — начале XX века. По стилю работы похожа на «московское» письмо. Верхний слой нанесен в 50 – 60-х годах.

016.jpg042.jpg


Понимая сложность процесса, никто не хотел браться за расчистку. Ведь, когда нет рентгеновского снимка, можно легко оправдать большие утраты. От степени профессионализма реставратора зависит, что останется после расчистки, — можно перемыть даже то, что есть. Нужно крайне осторожно, послойно снимать то, что было сверху первоначального изображения. То есть, первый слой, потом второй, а под ними уже находится авторский слой, который важно оставить нетронутым.

Верхний поздний слой был нанесен синей краской. Такое впечатление, что в лак добавляли чернила из стержней шариковой ручки. Видимо, когда‑то лик был утрачен, а списывать было не с чего, поэтому и появилось такое странное изображение в стиле плакатной живописи советского периода.

Более месяца ушло на расчистку этих слоев в итоге. Затем реставратор по живописи Александр занялся укреплением изображения. Он же восстановил утраченные части письма. Я выполнил оклад для иконы. Весь процесс занял больше чем полугода. Месяцев восемь».

Рассказывает реставратор Наталия Дудник:

pics_22.png
«Моя работа по расчистке заняла больше месяца. Было очень много потерь на уровне оригинального слоя. Работать приходилось в непростых условиях: реставрация подобного рода связана с парами ядовитых веществ, растворителей, и крайне важно было не повредить то малое, что осталось от первоначального письма. Но было и очень интересно. Даже волнительно. Когда икона открылась и я впервые увидела прекрасный лик Богородицы, дивные ее глаза — это произвело на меня сильное впечатление. Эти глаза светились радостью и любовью.
В моей работе постоянно присутствует чувство причастности к новому рождению икон, произведений искусства. Мы, как доктора, лечим их. И в этот раз как‑то по‑особенному чувствовалось, что и я среди тех людей, которые дали ей вторую жизнь.
Была радость от того, что ты это делаешь не только для себя, но и для людей. Люди смогут молиться Божией Матери перед этой иконой. Кроме того, икона представляет еще и немалую художественную и историческую ценность. И ты осознаешь, что ты делаешь очень хорошее, значимое дело.
«Козельщанская» — очень красивая икона, она мне нравится, и радует то, что люди спасают такие великие святыни. В истории встречаются разные случаи, когда иконы хотели сохранить от варваров и «записывали» их, чтобы сохранить авторскую живопись. Думаю, и в нашем случае преследовалась такая цель».


Рассказывает Александр Андрущенко, художник-реставратор с 20‑летним стажем:

pics_23.png
«Икона Богородицы Козельщанская, которая сейчас находится в Донецке, сама по себе не древнего письма. Думаю, что это где‑то конец XIX века, даже, может быть, начало XX века. И, судя по истории явления чуда исцеления юной Марии Капнист от оригинальной Козельщанской иконы и тому, что образ этот сразу же прославился в Москве, можно предположить, что написана она была вскоре после описываемых в предании событий. Возможно, именно в столице Российской империи.
Когда она попала к нам на реставрацию, сначала была проделана рутинная работа — икону почистили, помыли, укрепили древесину. Потом началось самое интересное. Нужно было восстановить почти утраченное изображение, от которого мало что осталось. На это ушло около двух месяцев.

Икона лишь частично сохранилась, но колорит ее был понятен, ведь все Козельщанские иконы очень похожи. И хотя в моей работе особых трудностей не возникало, все же все это время меня не покидало чувство, что мы делаем очень важную работу, нужную многим людям».