Чудо, прославившее икону

У нового владельца Козельщанской иконы, графа Владимира Ивановича Капниста, на Масленицу 1880 года заболела дочь Мария. Вначале это был простой вывих правой ноги, и местный врач наложил гипсовую повязку. После консультаций у харьковского врача девушке заказали особую обувь на стальных пружинах и предписали принимать теплые ванны. Но это не помогло.
pics_08.png
Академик Петербургской Академии наук М. В. Остроградский, дед Марии Капнист.

Из рассказа Марии Владимировны Армашевской (Капнист):

«Я училась в Полтавском институте благородных девиц. Училась хорошо. Была общей любимицей. Меня чуть ли не на руках носили, причем отец мой, когда приезжал в институт, то всем-всем подарки привозил: и подругам, и начальнице, и воспитательницам. Любимым моим занятием было прыгать по лестнице, по ступенькам сверху вниз. Сначала через две, потом через три. А раз перепрыгнула через пять. И впервые почувствовала боль в ступне ноги. Сначала скрывала эту болезнь. Но она становилась все острее и больнее. Воспитательница обратила внимание, пригласила врача, и оказали первую помощь. Но боль не унималась. Появилась опухоль, стало выкручивать ногу. Пригласили профессоров из Киева».

Мария пролежала до Святой Пасхи. Затем такая же участь постигла и левую ногу Марии.

Из рассказа Марии Владимировны Армашевской (Капнист):

«Родители мои собирались в храм. И меня звали. Но я подумала, что буду там всем в тягость, и не поехала… Когда они уехали, со мною случилось новое несчастье. Вторую ногу стало выворачивать. Я пережила новые мучительные боли. Вызвали экстренно врачей, и вторую мою ногу залили в гипс. И вот два с половиной года лежала я в гипсе, как труп. Сколько приезжало врачей из Москвы, Харькова, Киева, не помню уже».

Отец пригласил известнейших московских докторов, в том числе профессора Склифосовского. Но все специалисты заявили, что их знаний и умений не хватает для излечения девушки. Это повергло в отчаяние и Марию, и ее родителей.

Из рассказа Марии Владимировны Армашевской (Капнист):

«Как‑то домашний фельдшер посоветовал нам обратиться к парижскому профессору Шарко, слава которого гремела по всей Европе. Он должен был в скором времени прибыть в Москву. Казалось бы, вот он последний шанс. Отец мой на всё готов был, лишь бы помочь мне, и он написал Шарко. Тот ответил, что специально в Полтаву не поедет, но в Москве готов осмотреть больную дочь. Начались приготовления к отъезду. Мучительные были дни. А я каждую минуту зову маму посидеть, поговорить, успокоить. Наконец, мама устала от моих просьб, принесла мне образ Божией Матери и говорит:

— Маша, вот наш фамильный образ. И у нас живет такое предание: если кто из больных приложится к образу и почистит его, тот обязательно выздоровеет.

С этими словами и подает мне образ Божией Матери — а я тут же подумала: «Хочет отвязаться от меня». Но я образ все‑таки взяла и полотенцем отерла его, и, усмотревшись в лик Божией Матери, стала молиться:

— Пречистая Богомати! Я — калека. Мне горькая жизнь уготована. Возьми меня к Себе или восстави от одра болезни.

В один миг сильная боль, появившаяся в позвоночнике, заставила меня закричать и лишила меня сознания».

pics_09.png
Вид Козельщанского Рождества Богородицы женского монастыря до революции.
Молитва девушки была услышана, и сила мгновенно вернулась в ее руки и ноги. С криком: «Мама, я чувствую руки и ноги» Мария стала срывать с себя бинты и металлические каркасы. Через мгновение она уже свободно передвигалась по комнате, благоговейно держа образ в руках.

Тут же пригласили священника местного прихода, который совершил благодарственный молебен перед иконой Божией Матери. Радостное известие моментально стало известно в соседних селах.

Счастливая мать с дочерью, взяв с собой образ, поехали в Москву. Слух о таком чуде распространился по всем столичным домам.

Сначала в гостинице, а потом и в церкви, где была выставлена икона, ее посетили множество людей. Народ буквально штурмом брал квартиру в Лоскутном отеле, где остановилась семья графа. Все стремились хотя бы издали увидеть святой образ Богоматери, услышать из первых уст о том, что случилось. Произошло еще несколько чудотворных исцелений, что было задокументировано.

После прибытия Капнистов домой, в Козельщину, в их дом стало прибывать все больше желающих поклониться образу Божией Матери. Сохранить такую великую святыню у себя дома при все возрастающем ее почитании не было уже никакой возможности.

23 апреля 1881 года с разрешения Полтавского архиепископа икона была помещена в специальной временной часовне на территории графского сада, в которой не умолкало чтение акафистов и молебное пение.

С утра до вечера многолюдные шествия направлялись к часовенке. Чающих исцеления везли на подводах, в каретах, несли на руках или вели под руки. Даже во время уборки урожая на богослужения перед иконой собиралось от 5 до 7 тысяч человек. Слава о Козельщанской чудотворной иконе росла и ширилась день ото дня. Тогда же был заложен храм, и через четыре года по благословению преподобного Амвросия Оптинского основана женская община.